Уже несколько дней подряд в Соломенском суде Киева продолжается рассмотрение дела об избрании меры пресечения отстраненному руководителю фискальной службы (ДФС) Роману Насирову. Откуда взялось громкое дело против чиновника такого уровня и как "система" защищает своих людей – читайте в нашем материале.

Ход событий

В четверг 2 марта детективы НАБУ, без широкой огласки, провели ряд точечных обысков у Романа Насирова: по месту его работы и жительства. Самого чиновника там не оказалось. В этот день на работу он не вышел. Никаких сообщений о своем месте пребывания не он оставлял.

Ближе к вечеру Насиров нашелся в государственной VIP-больнице "Феофания" с якобы "высоким давлением" и "подозрением на инфаркт" (было опровергнуто обследованием в другом медучреждении впоследствии).

Врачи заведения заявили, что состояние фискала можно оценить как "среднетяжелое". Около 21:00 в "Феофанию" прибыли детективы НАБУ для вручения Насирову подозрения в совершении экономического преступления.

Популярные статьи сейчас

Нина Матвиенко ошеломила воспоминаниями о детстве и родителях: "Ненавидела, говорила с могилами"

Россия отведет войска от границ Украины - Шойгу

Владимир Остапчук с кольцом появился на "Холостяке": "Продолжу отношения с той, кто..."

Пугачева неожиданно призналась о проблемах с Орбакайте - Примадонна без сил: "Когда помру..."

Показать еще

Как оказалось, облава на главного фискала страны связана с расследованием "дела Онищенко", а точнее, незаконным сотрудничеством беглого нардепа с украинской Фискальной службой.

Следствие считает, что Роман Насиров помогал фирмам Онищенко избежать уплаты налогов на сумму 2 миллиарда гривен.

В этот же день, в 21:00 спецподразделение НАБУ силой попало в палату Насирова, где детективы зачитали чиновнику подозрение в совершении преступления, предусмотренного статьей 364 Уголовного кодекса Украины – злоупотребление служебным положением,

Детективы объявили Насирову, что он задержан по этому делу. По словам адвокатов, во время вручения подозрения их подзащитный находился в бессознательном состоянии.

С этого времени начался отсчет 72 часов, за которые суд должен избрать меру пресечения для подозреваемого или отпустить его на волю.

3 марта. Около полудня правительство решило отстранить Насирова от занимаемой должности. Президент Петр Порошенко также прокомментировал дело против Насирова, выразив формальную поддержку НАБУ.

Утром 4 марта, в сопровождении детективов, Насирова вывезли из больницы "Феофания" в Институт кардиологии имени Стражеско для независимой медицинской экспертизы. Народные депутаты из БПП препятствовали транспортировке Насирова в это заведение.

В тот же день сам Насиров в Facebook заявил, что готов защищаться в суде и не будет "отлеживаться". Вечером 4 марта состоялось первое судебное заседание Соломенского районного суда, но из-за сообщения о заминировании суд перенесли на следующий день.

Общественные активисты заблокировали здание суда, опасаясь побега задержанного. В течение 5 марта суд так и не смог избрать экс-руководителю ДФС меру пресечения за 72 часа.

Официальная версия обвинений

По словам главы НАБУ Артема Сытника, летом 2016 года после голосования в Раде за снятие депутатского иммунитета с Александра Онищенко, нардепы требовали наказать всех, кто с ним связан. Не только сообщников из государственной компании "Укргаздобыча", но и чиновников из ДФС, которые, возможно, помогали Онищенко в махинациях.

Сытник заявил, что следствие в этом направлении проводилось с самого начала. Мы расследовали причастность должностных лиц ДФС в этом деле. Сегодня у нас есть достаточно доказательств противоправной деятельности руководства Фискальной службы. На их основании проведено задержание Романа Насирова. Ему объявлено подозрение, – заявил Артем Сытник.

Неофициальная версия

За успехом или провалом дела против Насирова стоит собственная репутация НАБУ и САП. Свыше двух лет новые антикоррупционные органы не показали значительных результатов.

Медийно НАБУ и САП очень "просели". Они погрязли во взаимных обвинениях. А НАБУ смогло запомниться лишь скандальным прослушиванием прокуроров.

Правильные люди водили за нос детективов, сначала амбарной книгой Партии регионов, а затем "компроматом Онищенко". Однако прочно подцепить на крючок кого-то из высокопоставленных чиновников так и не удавалось.

Зато Генпрокуратура продолжает пытаться ярко продемонстрировать собственную активность и видимость антикоррупционной борьбы. Подчеркивая собственное первенство в борьбе за полномочия с НАБУ.

В НАБУ же ситуация хуже, только потому, что ожидания от его деятельности очень высокие.

Межведомственный конфликт и соперничество ГПУ и НАБУ толкает каждую из организаций к определенному роду открытия громких дел.

Именно поэтому дело Насирова является очень важным для антикоррупционных органов, ведь может восстановить утраченное доверие и утереть нос скептикам и злопыхателям.

Почему именно Насиров?

Роман Насиров является очень важным персонажем во властной вертикали Порошенко. Именно к нему стекаются все финансовые потоки государства. Ударом по Насирову, которого называют "кошельком" нынешней власти, НАБУ делает серьезный антикоррупционный выпад против действующей власти.

Бывший экс-заместитель директора ДФС Константин Ликарчук, которого фактически вытолкали со службы, рассказал, что "лечь в больницу", как это сделал Насиров, известный финт адвокатов, чтобы защитить своего клиента.

Но для Украины такая тактика уже давно известна. Адвокаты используют ее также с целью выиграть время для построения стратегии защиты своего клиента. В Украине же такие случаи являются лакмусовой бумажкой коррупционных дел.

Если отбросить любые медийные мотивы НАБУ в этом деле, очевидно, что в Антикоррупционном бюро понимают всю серьезность обвинений чиновника такого уровня, и желание просто "попиариться" может полностью уничтожить эту организацию.

Без нового Антикоррупционного суда и судебной реформы в целом дело против Насирова с большой вероятностью потерпит фиаско. Но оно сможет форсировать создание такого органа.

После начала дела против Насирова в Украине заговорили о новом качестве политики. Будто в стране исчезает каста "неприкасаемых".

Хватит ли отпора антикоррупционным органам, чтобы выдержать давление старой вертикали – узнаем уже совсем скоро.